Category: лытдыбр

Новые значения старых слов или Всё, что нужно знать о канадской медицине.

В ночь на 1-е мая я осторожно и медленно протягивала карточку медицинского страхования регистраторше в отделении скорой помощи ближайшей больницы, по-нашему - Emergency Department. Collapse )

В этот день 20 лет назад...

..Тёплые куртки, тщательно уложенные в ручную кладь, не понадобились - Торонто встретил 30-градусной жарой. "Однако, я думала - тут будет прохладнее, всё-таки северная страна," - обмахиваясь той самой тёплой курткой, сказала я встречавшей нас на выходе из аэропорта родственнице мужа, эмигрировавшей в Страну Кленового Листа ещё в 1979-ом.
"Будет вам и прохлада," - ответила родственница, - "а вообще, Торонто расположен на широте Сочи, так что белых медведей на улицах обещать не могу."

Мы ехали из аэропорта, и я буквально прилипла к стеклу, восторженно поглощая пейзаж за окном автомобиля: после маленького пыльного Израиля глаза радовались широченным просторам и буйной зелени. Когда же мы, наконец, подъехали к подъезду дома родственницы, я просто завопила от радости:

"Берёза!!!"


Это моя первая запись о Канаде, на землю которой я ступила в этот день 20 лет назад. Приведённый выше отрывок - из моего путевого блокнота. Я тогда записывала свои впечатления от второй эмиграции и собиралась публиковать их в русскоязычной израильской прессе: очень много 'русских' израильтян в середине 90-ых уезжали в Канаду, и мне хотелось рассказать им об этой стране, уже будучи её жительницей. Но проект никогда не был осуществлён.

А Канада за 20 лет сильно изменилась. Настолько, что я всерьёз задумываюсь "а куда дальше?".

(no subject)

Вот вы тут наверно думали, что я весь этот месяц с фотками своими возилась. Я сама в это верила. Первые 3 дня. А потом мой экс-муж вышел погулять на 3 недельки в Анды (ничо-ничо, я ему отомщу Гималаями) и я переселилась обратно в матримониальную обитель - кашу варить, деток кормить. В день его отъезда узнаю новости младшей дочери. Приехали они на конюшню, пошла дитятка брать свою животинку в чисто поле и видит, что животинка наваляла пиздюлей рядом стоявшему собрату. Интерфейс попортила да попону погрызла. Интерфейс-то заживёт, а вот попона стоимостью $250 попорчена безвозвратно. Хозяйка жертвы - ровесница и подруга моей дочери, намекнула ей про компенсацию. Надо сказать, что дочкин мерин очень добрый и покладистый с людьми, но любит навалять своим и погрыз уже не одну попону. Неписанное правило лошадников – никто никогда не требует компенсаций за шалости своих подопечных. Эта девочка в конюшне новая и попробовала построить мою дочь, а та почти уже поддалась, чтобы не портить отношения. Мне пришлось разгребать эти Авгиевы конюшни, и процесс закончился только вчера победой Спартака.

А через день после отъезда мужа прибегает ко мне старшая дочь с криком: «Две полоски! Collapse )

Пиля Бианки. "Речная газета".

В 10 минутах езды от шумного города я наткнулась на волшебный оазис тишины и (извиняюсь за выражение) творческого вдохновения.



Видите белый камушек в левом углу? Там было ещё много всяких - чёрных и серых, но они не видны в тени.

Я выбирала удачный ракурс для съёмки склонившейся над водой ивы, как вдруг левая нога неожиданно съехала по скользкому склону и по щиколотку погрузилась в воду и ил. Я потеряла равновесие. Падая, успела подумать: "Если грохнусь на спину, то наверняка на те булыжники, и тогда - пиздец позвоночнику. Если успею сгруппироваться и упасть набок - пиздец фотоаппарату." Шлёпнулась на спину, держа фотик в вытянутой руке. Дремлющие на листьях кувшинок лягушки спешно объявили тотальную эвакуацию.
В тот момент, когда я, лёжа ногами в вонючем иле, головой в пяти сантиметрах от того беленького булыжника и торчащей вверх рукой со спасённым фотоаппаратом, выдавала в пространство сложные речевые конструкции, откуда-то послышался громкий прерывистый свист. Я прекратила лингвистические экзерсисы и оторвала мокрую жопу от глины. Взвела курок, и, осторожно пробуя перед собой каждый шаг, стала выходить из-под свисающих ветвей, держа фотоаппарат наготове. На другом берегу, прямо напротив меня, на засохшей вершине 40-метрового дерева виднелся большой чёрный силуэт. Звуки доносились оттуда. Им вторил такой же свист с излучины реки, метрах в 300 от меня. Я поймала чёрный силуэт в видоискатель и сама присвистнула: на дереве сидела скопа.

Collapse )

"Она была в Париже..." Наконец-то - конец.

Часть 1-ая.
Часть 2-ая.
Часть 3-я.
Часть 4-ая.

В Париже я была в третий раз, муж - в четвёртый. Но ни разу мы не ходили в Лувр. Я обожаю просто бродить по городу и наслаждаться им. Мне ласкает слух настоящий французский язык (его зверски изнасилованный клон - канадский квебекуа - приводит меня то в уныние, то в ярость). Я могу нескончаемо долго стоять у арки возле сада Тюильри и просто смотреть вокруг. Или, оперевшись на парапет у Трокадеро, осознать, что всё видимое - реально и более не относится к той же категории, что и Василиса Прекрасная с коньком-горбунком и ковром-самолётом.
 В общем, Париж, и без посещения Лувра доставлял кучу удовольствия. Но в этот раз мы решили отметиться, главным образом из-за того, что дело происходилo зимой, мы не были заранее уверены в подобающей для прогулок погоде и решили один день посвятить сокровищнице мирового искусства (кто б только знал, как я ненавижу эти штампы!)

Что сильно удручает в Париже - это обилие уличных торговцев, родившихся и выросших на берегах явно не Сены, а то ли Гвинейского, то ли Бискайского, то ли Бенгальского заливов. На наших глазах парочка таких предпринимателей, завидя подъезжающую к их углу полицейскую машину, на корточках пряталась за припаркованными автомобилями вместе со всем своим барахлом с берегов Яньцзы и Хуанхэ. Впрочем, такая картина характерна не только для Парижа - то же самое мы видели и в других европейских столицах - от Рима до Осло. Просто в сознании романтичный облик Парижа больше связывается с милой цветочницей, держащей корзину фиалок, чем с угрюмым смуглым парубком с тяжёлым взглядом из-под бровей и тротилом на поясе.

Collapse )